July 10th, 2013

Вторая мировая. Русские против русских.

     В истории 2-й мировой есть немало удивительных эпизодов, и я хочу тут описать один из них.
     Когда немцы продвинулись до Москвы, потом, зимой, откатились назад, а в 1942-м снова захватили огромные территории, под их контролем оказались огромные массы советского населения. Может 60 или 70 миллионов человек. И что приятно удивило немцев с первых недель войны, так это то, что русские, как попавшие в плен, так и оказавшиеся на оккупированной территории, чрезвычайно охотно сотрудничали с немцами. Причем в массовом порядке. Конечно, к немцам люди относились с подозрением и опаской, но как только они убеждались, что немцы принесли с собой порядок, работу, свободу от Сталина, коммунистов, нквд-шников, они начинали активно сотрудничать и даже вместе воевать против верных Сталину войск. Для примера можно сказать, что проблема так называемых "партизан" вообще и не стояла в первые два года. Сами же местные отлавливали этих "партизан" (то есть забрасываемых из тыла нквд-шников, которые пытались террором заставить людей сопротивляться немцам), арестовывали или просто убивали. Только пришла свобода, и снова эти хрены с неба падают? На вилы их...
     Те, кто был на переднем крае, кто воевал и кто управлял завоеванными территориями, очень быстро начинали понимать ущербность гитлеровской позиции: покорить славян, сделать из них рабов. Они понимали, что делать из русских рабов - тупейшая затея. Ну во-первых, потому что сами немцы были весьма цивилизованной нацией по тем временам, а во-вторых, потому что они видели - с какой готовностью русские сотрудничают и готовы сражаться против сталинизма, и понимали, что они сейчас спокойно сидят и пьют чай именно потому, что относятся к русским по-человечески (разумеется, были исключения типа Коха на Украине и т.д.).
     Огромную полезную работу в направлении конструктивной работы с населением провел Райнхард Гелен, которого Гальдер в 1942-м назначил главой отдела иностранных армий, и который убедительно доказывал, что с русскими необходимо сотрудничать, дать им значительную автономию, создать для них условия, при которых они смогут стать цивилизованной нацией.
     Поэтому граф Штауффенберг уже в 1942-м году начал свою деятельность, создав "Ассоциацию по борьбе со смертельно опасным идиотизмом", куда постепенно вошло значительное количество высших офицеров Вермахта и СС.
     Но Гитлер был чертовски уперт в этом вопросе, что и привело к парадоксальной, удивительной ситуации. Дело в том, что пленных русских было до хрена. Миллионы. И девать их, по сути, было некуда. Поэтому, учитывая то, что многие русские решительно хотели сражаться за освобождение СССР от сталинизма, совершенно стихийно начался процесс интеграции русских в Вермахт! Сначала им выдавали немецкую форму без знаков различий и использовали их в качестве механиков, водителей, подносчиков снарядов, помощников поваров и т.д. Постепенно сложилось и их обозначение: "хиви" (от Hilfswillige - доброволец). Потом хиви стали в ряде случаев получать... оружие! Война все-таки. И постепенно почти все хиви были вооружены, и поскольку это все-таки была война, то хиви все чаще и чаще плечом к плечу вступали в бои с советскими войсками. Конечно, можно представить себе удовлетворение хиви, когда, приходя на очередные территории, освобожденные от коммунистов, они встречали благодарное население, и те в свою очередь испытывали огромное облегчение, видя, что территорию занимают не какие-то немцы, а в том числе и свои, положившие на сталинизм.
     Кстати, отношение русских к немцам было в целом изначально позитивным, причем во многом... благодаря сталинской пропаганде:) Ведь начиная с сентября 1939 года вся мощь пропагандистской советской машины была брошена на восхваление Гитлера в частности и немцев в целом, воспевалась дружба советского и немецкого народов и т.д. Интонации изменились буквально перед самой войной, но предыдущий задел был очень крепок.
     Все знают о Власове и его РОА. Но еще задолго до Власова сотни тысяч (!!!) русских сражались вместе с немцами в составе немецких дивизий. В экспериментальной 134-й пехотной дивизии все пленные русские получили статус военнослужащих Вермахта, и половина солдат этой дивизии в итоге были бывшими советскими! Было создано две российские армии по командованием русских же офицеров: Русская национальная народная армия и Русская народная освободительная армия. Власов появился уже позже, в конце лета 1942-го.
     По состоянию на осень 1942-го около миллиона (!!!) русских сражалось против сталинизма плечом к плечу с немцами.
     А прикол-то состоит в том, что всем было известно, что Гитлер крайне неодобрительно на все это смотрит, поэтому почти вся эта деятельность носила, так сказать, "партизанский характер". Это как бы не афишировалось. Ну помогают русские пленные, ну и помогают, вроде не мешают, и ладно. Фактически, Гитлер даже не имел понятия, что под его знаменами против Сталина сражается миллион русских.

P.S. Что скажут бойцы "научных рот"?

Патриотическая fuckery

     Чем дерьмовее жизнь, чем авторитарнее власть, тем чаще разные товарищи напоминают о великой ценности патриотизма.
     Интересно, а что же это такое - патриотизм?
     Большой культурологический словарь, составленный, по-видимому, большими специалистами по вопросам культуры, сообщает нам, что патриотизм - это "любовь к родной стране, ее истории, культурным традициям, ее народу".
     Вроде бы ничего необычного. То-то и удивительно. Удивительно, что все привыкли к этой хаотичной мешанине слов, годящейся для крикливой пропаганды, но не более того.
     Рассмотрим все четыре кита патриотизма.
     1) Любовь к родной стране
     2) Любовь к ее истории
     3) Любовь к культурным традициям
     4) Любовь к народу.
 
    1) Из вышеперечисленного следует, что понятие "родная страна" не включает в себя ни народ, ни традиции, ни историю. А что остается-то?? Территория и правительство. Ну, любить территорию - это какая-то очевидная поебень. Мне нравится и подмосковный лес, и сибирская тайга, и горы Гималаев, и теплый океан у берегов Андаманских островов, и скалы Чеджу, и вулканы Индонезии. Я люблю красивую природу, и какое может иметь значение, какому государству она принадлежит? Стану ли я любить карельские озера меньше, если они отойдут Финляндии? Ну глупо же.
     Любовь к правительству? Это какое-то изощренное лизоблюдство или извращение, на мой взгляд. Правительство - это служащие, которые, по идее, должны работать на свой народ, но чаще всего в России они занимаются совершенно другими делами. Но даже в самой распрекрасной стране любить правительство?... Нахрена мне его любить. Я буду его строго спрашивать о результатах, а если результаты так себе, уволю на хрен и найму другое.
     Может нам предлагают любить экономику? Заводы? Теплоходы? Полезные ископаемые?...
     Выходит, что первый пункт - полная fuckery.

     2) Любовь к истории. Вот уж бредятина так бредятина. История - она на то и история, что полна всевозможного говна и дикости. Человечество (и это полезно знать культурологам) постепенно из дикости движется к цивилизованности. И чем дальше в прошлое, тем больше дикости, садизма, геноцида, ублюдочничества, и все это я должен любить?? Но если даже речь идет о каких-то достойных страницах истории народа, то как можно это "любить" или "уважать"? Я не понимаю. Ну сделал какой-то человек что-то хорошее. Я могу испытать симпатию к этому человеку, дать высокую оценку его поступкам. И если этот человек русский, то эта симпатия во мне сразу удесятеряется?? А если, положим, немец, то хрен ему, а не симпатию??
     Выходит, что второй пункт - тоже полная fuckery.

     3) Любовь к традициям. Ну то же самое. Традиции Домостроя русские должны любить и ценить? Традицию вырезания клиторов должны любить сомалийцы? Традицию побивания камнями женщин, посмевших выйти на улицу без сопровождения мужчин, должны любить саудиты? Ну допустим, возьмем только те традиции, которые сейчас мы считаем замечательными. Но если они замечательные, так они таковы независимо от того, русские они или еврейские. Я должен не любить еврейское гостеприимство, но должен любить русское??? Это как????
     Fuckery

     4) Любовь к народу, ну это полный отстой. Я должен полюбить бухающего соседа? Бабку, исступленно шлепающую ребенка, испачкавшего штаны? И если я встречу красивую и нежную кореянку, я должен, сохраняя выправку, дать ей от ворот поворот, поскольку любить должен только русских? Прежде чем испытать симпатию и любовь к человеку, я должен заглянуть в его паспорт??
     И вот эту мутотень нам впаривают с зомбоящиков??? И ты это прожевываешь??

     Что же остается у человека, который послал патриотизм туда, куда ему и следует идти - в одном направлении с крестом животворящим и любовью к путинизму? Остается баланс интересов. Если люди перестанут петь хором песни про патриотизм, а будут попросту отслеживать свои интересы, то тогда у нас и прекратится разруха. Тогда человек сядет и взвесит: выгоднее ли лично ему жить не в составе России, а в составе "Карельской республики", например? Нет? Ладно, живем дальше в составе России. Выгоднее? Отлично, пойду расскажу об этом остальным. Что, и остальные в большинстве своем так считают? Отлично, пригласим экспертов, пусть создадут модель отделения, подстелят соломки где надо и т.д. Все сделано? Отлично, отделяемся.
     Приятно ли мне жить со своей женой? Да? Отлично. Нет? Хочется жить с другой? Тоже отлично, давай создавать дорожную карту развода, все обдумывать - как делить имущество, как разбираться с детьми, как то, как это. Непросто, но ради того, чтобы жить приятной жизнью, оно того стоит.
     И так далее. Патриотизм хорош для оболваненных пустоголовых шпрот. Для адекватных, цивилизованных людей актуален баланс интересов - своих интересов, интересов близких людей, и, в том числе, интересов общества, в котором они живут - как на добровольной основе, так и в результате тех ограничений, которое общество на них накладывает посредством законов и прочих установлений.

Одна только нефть имеет решающий голос. Ну и газ немножко.

     СССР гнил десятки лет, причем гнил вопиюще, воняюще, протухше. И что делал народ? Грыз хлебушек, грызся за место по солнцем. И когда все развалилось? Когда обвалились цены на нефть, и кормить рабов стало нечем.
     В России, я думаю, будет в точности то же самое. На самом деле, у власти руки развязаны в гораздо большей степени, чем думают люди, и может даже в большей, чем думает сама власть. Пока у людей есть какая-то машина, какая-то квартира, какая-то еда, они будут бояться потерять все это. И какой бы беспредел ни происходил в стране, все будут тихо и мирно сидеть, чтобы не потерять того, что имеют. Есть, конечно, вариант случайных бунтов, но их успешность все-таки маловероятна - для власти главное сдержать бунтующих на несколько дней от решительных и необратимых действий, в крайнем случае - выдернуть лидеров, и эмоции улягутся, страх последствий все сгладит.
     Что произойдет с Голландией, к примеру, если вдруг по какой-то причине их экономика обвалится и все станут нищими? Да ничего. Они, вполне возможно, даже станут более сплоченными и начнут трудиться, чтобы выкарабкаться. Но экономика Голландии не обвалится, так как они не присосались к трубе, их экономика диверсифицирована и тесно интегрирована в мировую экономику.
     Что произойдет с Россией, если вдруг нефть плюхнется вниз, как и было перед развалом СССР? Экономика присосавшейся к трубе страны рухнет моментально. Что будет дальше? Возникнет чувство сплоченности? Нет. Чувство сплоченности может усилиться спонтанно в результате катаклизмов, но оно должно изначально быть! У россиян не только нет чувства сплоченности, но и более того - есть сильнейшее взаимное отвращение (это отлично видно тут, из-за бугра, когда смотришь на реакцию русского, встретившего другого русского).
    Так что все зависит от цен на нефть. Будет 100 долл за баррель? Будет расцвет застоя. Упадет до 20 долларов? Россияне разойдутся по независимым странам и начнут, наконец-то, строить цивилизованный мир.