June 15th, 2014

15 июня 2014

     Многие незлобные, неагрессивные дети, прежде всего конечно это девочки, чувствуют себя одинокими, хотя чаще всего и не отдают себе в этом отчета, принимая все происходящее как должное. Спроси их – близки ли они с родителями, они почти всегда скажут «да», потому что у них промыты мозги, потому что они верят в то, что в них вбили. Но вот это глубинное и отчаянное одиночество, это отсутствие хотя бы одного человека, который бы испытывал к ним нежность, открытость, равность – они проносят его сквозь все свое детство, после чего становятся жертвами идеи-фикс – найти того, кто выражал бы им хотя бы немного одобрения, хотя бы немного поощрял.
     Так и появляются девушки, влюбляющиеся в подонков и садистов, которые с одной стороны мучают их и уничтожают как личность, то есть "любят" их так, как "любили" их родители, но с другой стороны дают им призрак того, чего им так не хватает и не хватало. И достаточно такому презрительному мудаку или садисту похвалить ее, или попросить прощения, или пожаловаться на свою судьбу, как привязанность снова возрождается с прежней силой, какие бы гнусности она бы от него ни терпела.
     Девушки, втрупленные в садистов, мудаков, ничтожеств и тиранов – они бы не были такими, если бы их личность не подавляли, не уничтожали бы родители. Если бы они росли в атмосфере свободы, уважения к их личности, содействия их интересам, живого общения, и если бы они таким образом получали достаточно близкого и дружественного общения, их бы не ждал такой кошмарный исход.
     Многие, да почти все такие девушки, сломлены навсегда, и никакие разъяснения ничего не изменят – сформировавшаяся у них слепая втрупленность схватывает, как челюсти бульдога, и высвободиться из этого капкана можно только в том случае, если человек начинает планомерный подкоп под сами основы, если он шаг за шагом начинает исследовать и устранять свои фобии и слепые уверенности, искать и реализовывать радостные желания, добиваться рассудочной ясности в самых разных областях,  и прежде всего в трезвой оценке личностных качеств знакомых и родственников, и тогда постепенно уровень жизненности в ней приподнимается настолько, что она станет способной трезво взглянуть и на объект своей втрупленности. Но происходит это исключительно редко.